Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Август
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Июль
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Яндекс цитирования

Искусство возможного. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (14-21 октября 2018 г.)

22 октября 2018, 08:10

Календарная осень перевалила за середину. Уже не так много времени осталось до начала сезонного спада в российской строительной отрасли. Конечно, в последние годы неоднократно бывало, что цены на прокат продолжали подниматься и поздней осенью и даже зимой, но для этого требовалось выполнение непременного условия — подъема на внешних рынках. Но сейчас его нет и, скорее всего, не будет. Удержать хотя бы то, что есть...
Завершившаяся неделя оставила после себя впечатление видимого спокойствия, за котором прячутся мощные и далеко идущие процессы. Мир вокруг нас продолжает меняться, хотя последствия пока что заставляют себя ждать. Что же, мировая экономика — громадная и сложная система, обладающая огромной инерцией, в ней ничего не происходит быстро... до поры до времени.

Основные события в последние дни снова происходили в «горячих точках» мирового рынка стали — в Турции и Китае. Турки таки «продали» американского пастора Эндрю Брансона, арестованного в 2017 г. за всякие шашни с противниками нынешнего турецкого правительства. Под шумок оглушительного скандала с убийством саудовского оппозиционера (удивительно, что в этом еще не обвинили Россию) преподобного Брансона вытащили из тюрьмы, посадили на самолет и отправили в Штаты.

Теперь в Анкаре ожидают ответных любезностей — например, возвращения ставки стальных тарифов для турецких металлургов до «обычных» 25%, что позволит возобновить в США поставки турецкой арматуры. Лира уже укрепилась до самой высокой отметки по отношению к доллару с середины августа. Внутренние цены в Турции на основные товары, включая стальную продукцию, пошли вниз. А местные производители проката впервые за последние два месяца начали проявлять интерес к приобретению российской заготовки, которая теперь для них стала выгоднее металлолома.

Правда, ситуация на турецком рынке стали пока еще сложная. Строительный сектор, автомобилестроительная промышленность, банки по-прежнему находятся в кризисе, а правительство вынуждено продолжать прежнюю политику жесткой экономии. Но повышение курса лиры, по крайней мере, должно немного уменьшить экспортную активность турецких металлургических компаний. Соответственно, расширятся возможности для российских производителей.

В Китае, наоборот, стало немного тревожно. Темпы экономического роста в третьем квартале 2018 г. снизились до минимальной отметки с 2009 г. Правда, это 6,5% - невероятно высокий показатель с нашей российской точки зрения, но здесь надо учитывать один немаловажный аспект. Китайская экономика — это разогнавшийся велосипед. Она устойчива, только пока движется вперед. Стоит росту хотя бы немного замедлиться, и полезут наружу проблемы — прежде всего, крайне высокий уровень задолженности корпораций и местных органов власти, только по официальным данным превышающий ВВП в два с половиной раза. Между тем, нехорошие звоночки уже звенят. Так, в сентябре в Китае упало на 12% по сравнению с тем же месяцем прошлого года производство автомобилей.

Впрочем, правительство КНР, как водится, бдит и принимает меры. Экономический рост в стране по-прежнему стимулируется за счет инвестиций. В частности, в восточных провинциях страны продолжается запущенная еще в прошлом году грандиозная программа улучшения экологической обстановки. Огромные средства вкладываются в замену угольного отопления на газовое, в прокладку трубопроводов и строительство электростанций (увы, в основном, угольных).

Металлургические компании в основных промышленных регионах получили мощный стимул для увеличение инвестиций в экологическую безопасность. Если в прошлом году зимой всем без исключений приказывали сокращать выплавку чугуна и стали, чтобы меньше выбрасывать всякой гадости в атмосферу, то теперь принят дифференцированный подход. В Таншане, «металлургической столице КНР», один комбинат уже получил право не сбавлять выпуск, так как минимизировал выбросы до нужных значений. А три самых «грязных» аутсайдера, производящие к тому же низкокачественную продукцию, будут вынуждены закрыть на зиму аглофабрики и уменьшить металлургические мощности на 60%.

Если китайские власти и в этот раз не допустят экономического спада, а стоимость стальной продукции в стране снизится не слишком сильно в ближайшие две-три недели, то и у мирового рынка стали появятся хорошие шансы на стабилизацию. Не на рост — для этого сейчас решительно нет условий, все слишком тревожно, ненадежно и зыбко, но на прекращение падения котировок. Может даже слегка подорожать по сравнению с нынешним уровнем экспортная продукция российских компаний, хотя рыночная конъюнктура все равно останется неблагоприятной.

Однако если стабилизация произойдет за рубежом, то и на российском рынке стальной продукции может прекратиться спад. Пока что как арматура, так и листовой прокат дешевеют на споте вследствие слабого спроса и избыточных складских запасов, а дистрибьюторы, вынужденные опустить свои цены ниже заводских, рассчитывают только на то, что металлургические компании снова прислушаются к их доводам и опустят котировки по октябрьским контрактам задним числом, а потом осуществят еще одно понижение в ноябре.

Обстановка на российском рынке остается невеселой, и для этого есть причины. Налоговая лютует, бизнес дергают проверками, с финансированием все не совсем хорошо, платежеспособный спрос зажимается, новых инвестиций недостаточно, а давление на Россию извне не ослабевает ни на экономическом фронте, ни в информационном пространстве. Наши противники — мастера психологической войны, и в данный момент постоянно делают вбросы о подготовке новых санкций против России, хорошо понимая, что в этом деле, как в шахматах, угроза порой страшнее исполнения.

На первый взгляд, весьма странным выглядит в связи со всем этим сообщение Минфина о рекордно высоком профиците госбюджета на 2018 г. - целых 2,14 трлн. руб! Да и валютные резервы страны несмотря на тотальную продажу американских бумаг ничуть не уменьшились и достигают $460 млрд. Внешнеторговый баланс по-прежнему профицитен, нефть, хотя и немного подешевела, держится вблизи отметки $80 за баррель. Иными словами, деньги в стране есть. Почему же они тогда не работают в интересах национальной экономики?!

Ответ на этот вопрос, увы, весьма сложный. Вообще, у серьезных проблем не бывает простых решений. Прежде всего, можно предположить, что российские власти срочно восстанавливают «подушку безопасности», сильно прохудившуюся во время спада 2014-2016 гг., потому что предвидят впереди новые большие неприятности. Конечно, можно сказать, что новым глобальным экономическим кризисом сейчас нас больше путают, в частности, чтобы не допустить взлета мировых цен на нефть из-за американской блокады Ирана. Но все-таки в воздухе сейчас витает... нечто неприятное. Как полыхнет, так мало никому не покажется!

Еще один негативный для нас сценарий — дальнейшее ужесточение конфронтации со США. Кто бы ни пришел в Америке к власти после ноябрьских выборов в Конгресс, нам от этого точно лучше не станет. Для одной части американской элиты мы — экзистенциональный враг, для другой — опасный конкурент, так что давить будут и в том, и в другом случае. За теми санкциями, которыми пугают нас американцы сейчас, наверняка последуют новые — еще более жесткие. Это надо просто выдержать, четко понимая, что при игре вдолгую шансов на окончательную победу у нас намного больше.

Впрочем, внешняя политика — это то, что происходит где-то там, далеко. А экономические проблемы есть у нас, здесь и сейчас. И деньги в «закромах родины» позволяют решить многие из них — доказано, например, Китаем. Но вот только может ли российская экономика освоить дополнительные средства, если они в нее начнут поступать?! Представляется, что именно в этом и лежит корень проблемы.

Деньги — это только один из ресурсов, хотя и достаточно важный. Развиваться России мешает наличие и ряда других ограничений. Прежде всего, это кадры. В нашей стране всегда существовал острейший дефицит качественных управленцев, никуда он не делся и сейчас. О том, что госуправление хромает, стратегическое планирование зачастую отсутствует как класс, в регуляторной сфере порой царит хаос, говорят много, с различных трибун и, в общем, ничего не скрывая. Но и в частном бизнесе ситуация не намного лучше.

В действительности в России существуют достаточно эффективные механизмы по поддержке важных проектов. Для наиболее крупных из них — это специальные инвестиционные контракты (СПИКи), для тех, что поменьше — Фонд развития промышленности (ФРП), Экспортный центр, различные региональные структуры. Но проблема здесь заключается не только в том, что денег на поддержку мало, а регулятивная и налоговая среда зачастую совсем не дружественная, но и в том, что не так много и качественных проектов, с хорошей бизнес-идеей, честной квалифицированной реализацией и нормальной окупаемостью.

Импортозамещение часто сбоит по причине банальной и, увы, пока неустранимой нехватки специалистов, способных ликвидировать разрыв в технологиях, что образовался в недоброй памяти 90-тые годы, а порой, и еще раньше. Причем, от наиболее передовых разработок нас еще и намеренно отрезают. Никуда не делось и предубеждение (зачастую совершенно обоснованное) к российской продукции, будь то промышленное оборудование или потребительские товары. Кстати, характерный штрих: на полках наших магазинов, если не считать продовольствия, в основном, лежат изделия с иностранными этикетками, даже если сама продукция реально произведена в России. Наконец, многое в нашей стране выпускать в данный момент просто не выгодно вследствие наличия недорогих, качественных и доступных зарубежных аналогов.

Поэтому решать проблемы приходится постепенно. Где надо — кропотливой законотворческой работой. Так появляются в России новые стандарты, вводящие в практику использование, например, новых типоразмеров стальных балок или новых видов металлоконструкций в строительстве. Где необходимо — реализацией крупных инфраструктурных проектов. Так, уже заработал во благо Крыма новый мост, а дальше пойдут следующие грандиозные стройки. Где получится — созданием новых импортозамещающих или экспортных производств, заключением крупных зарубежных контрактов, которые дадут работу российским предприятиям. Именно так следует понимать продвигаемые государством проекты в Египте или Узбекистане.

Только так можно постепенно поднимать несмотря ни на что платежеспособность российского населения за счет увеличения доли квалифицированного высокооплачиваемого труда, находить рынки сбыта за рубежом, строить новую систему международных отношений. Делать то, что сделать можно, но и делать все, что возможно!

ИИС Металлоснабжение и сбыт


Материалы по теме:
16/08/2019Производство стали в Китае сокращается
15/08/2019Казахстан: производство стали в июле возросло на 6,3%
15/08/2019Украина: объёмы выплавки стали в июле выросли на 8%
15/08/2019Производство стали в Китае сокращается, подрывая прибыльность сектора
14/08/2019ЗЭМЗ: производство стали и проката в июле превысило план

Версия для печати: http://www.metalindex.ru/news/tape/2018/10/22/tape_57575.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2019
Рейтинг@Mail.ru