Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Февраль
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Январь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Яндекс цитирования

Странный мир. Российский и мировой рынок стали: 7-14 июня 2020 г.

15 июня 2020, 08:43

Цены на мировом рынке стали снова растут (хотя и не везде), в России металлотрейдерам, похоже, удалось нащупать дно, что дает им возможность пройти июнь с положительной маржой по многим видам стальной продукции. Спрос пока сильно отстает от прошлогодних показателей, но в целом увеличивается.
Однако говорить о том, что мы уверенно встали на путь восстановления, преждевременно. Тем более, что в последнее время в окружающем нас мире добавилось странностей с переходом в настоящее безумие. И дело не только в том, что американский «майдан» протянул свои метастазы в Европу. Такое впечатление, что мировую экономику придерживают, не давая ей возможность ускорить восстановление.
В начале второй декады июня цены на нефть и биржевые котировки акций понизились под влиянием новой серии негативных макроэкономических прогнозов. В частности, Мировой банк ожидает, что в текущем году глобальный ВВП уменьшится на 5,2% по сравнению с предыдущим годом, что представляет собой очень серьезный спад. А в США, по оценкам ФРС, экономика испытает снижение на 6,5%.
Специалисты единогласно уверяют, что борьба с коронавирусом будет иметь длительные негативные последствия – даже если не придет второй волны эпидемии, об опасности которой говорят ряд источников. В частности, американская инвестиционная и финансовая компания Raymond James полагает, что рост безработицы, переход на удаленную занятость и онлайновое обучение приведут к тому, что спрос на автомобильное топливо не вернется на докризисный уровень, как минимум, до 2023 г., а на авиационное – еще позже. Для авторынка, за исключением китайского, восстановление тоже откладывается, в лучшем случае, на 2023 г.
Ничуть не лучше ситуация и в металлургической отрасли. Причем в наиболее уязвимом положении находятся компании, поставляющие продукцию с высокой добавленной стоимостью для автомобиле- и машиностроения. Сектора потребительских товаров длительного пользования и промышленного оборудования просядут в 2020-2021 гг. больше всех. Тогда как стройка, скорее всего, будет менее уязвимой.
Текущее развитие событий на мировом рынке стали в целом подтверждает эту тенденцию. Несмотря на все усилия американских компаний возобновилось снижение котировок на листовой прокат в США. Причем, по данным местных трейдеров, металлурги еще до конца распродали июньскую продукцию.
Продолжается спад в Западной Европе, которая, по оценкам всех экспертов, окажется в текущем году в эпицентре кризиса. Спрос на стальную продукцию, автомобили, нефть, другие энергоносители, как ожидается, упадет там больше, чем в других регионах. Впрочем, это сомнительное первенство могут оспорить у нее некоторые страны Латинской Америки, где действительно сложилась тяжелая ситуация с коронавирусом.
Неблагоприятное экономическое положение западных стран сказывается, в частности, на поставках металлолома. Поступление вторичного сырья уменьшилось из-за падения объемов металлообработки и инвестиций в новое оборудование, вследствие чего не отправляется на слом старое. В Турции, где экономика начала восстанавливаться после коронавируса, а металлургические компании расширяют производство стали, лом оказался в некотором дефиците и подорожал до мартовского уровня, потянув за собой прокат.
В Восточной Азии листовой прокат также достиг наивысшей отметки за без малого три месяца. Некоторые компании прогнозируют на сентябрь подорожание горячекатаных рулонов с поставкой во Вьетнам до $470-480 за т CFR. Это конечно, меньше, чем в начале текущего года, но по нынешним временам тоже неплохо.
Однако предел ценовому росту в Азии может поставить Китай. Местные компании охотно приобретают полуфабрикаты и горячекатаный прокат за рубежом, но весьма чувствительны к его стоимости. Пока железная руда стоит в Китае дороже $100 за т CFR вследствие сокращения ее добычи в Бразилии, стальная продукция также будет расти в цене. Но стоит китайцам приостановить или даже уменьшить объемы импорта, и котировки сразу отступят вниз. В частности, именно по этой причине в конце прошлой недели в Восточной Азии опять подешевела заготовка.
Российским экспортерам с начала июня удалось поднять свои экспортные котировки на $20-30 за т, но возможность дальнейшего повышения выглядит пока достаточно проблематичной. Беспорядки, охватывающие западные страны, отодвигают на второй план экономику, которая только начала выбираться из кризиса. Май был лучше апреля, но все-таки очень сложным месяцем, хотя режим карантина к тому времени был ослаблен. И прогнозы насчет июня тоже пока не блещут оптимизмом. Многие специалисты осторожно рассчитывают на улучшение в третьем квартале, но при условии, что в экономику не вмешаются ни вторая волна коронавируса, ни политика.
Российское руководство держится более оптимистично. В частности, по словам президента, несмотря на отдельные издержки, проблемы и потери, страна выходит из пандемии коронавируса уверенно и с минимальным ущербом. В принципе, да, могло было быть и хуже, хотя эпидемия и карантин ударили по всем, причинили (и все еще продолжают причинять) немало бед.
Сейчас, когда ограничения постепенно снимаются во многих регионах, на первый план выходит вопрос: сможет ли Россия достаточно быстро запустить экономику, как это сделал, например, Китай, либо нас ждет длительный и очень тяжелый период выползания из ямы, как в странах Евросоюза?
Возможности для более благоприятного варианта, безусловно, есть. России, можно сказать, повезло, что бизнес (в самом широком смысле слова) имеет у нас традиционно персонифицированный характер. Во главе ведущих государственных и частных компаний стоят не безликие наемные менеджеры, а реальные лидеры, имеющие за плечами не только противоречивый опыт 90-х гг., но и годы экономического подъема «нулевых» и первой половины 10-х, когда востребованными стали не «хищники», а созидатели. Это дает возможность запустить новый рост на базе нового уровня государственно-частного партнерства. Тем более, что и правительство готово быстро и без проволочек пройти свою часть пути. Судя по всему, заниматься бизнесом в России будет становиться проще, но, с другой стороны, и сложнее, поскольку цифровизация потребует не виданного у нас до сих пор уровня прозрачности компаний перед государством.
Впрочем, компании-лидеры и отрасли-лидеры были в нашей стране и в 2015-2017 гг. Основная проблема заключается в том, чтобы подтянуть к этому уровню остальную экономику, стимулировать потребительский и инвестиционный спрос, дать возможность всем нормально зарабатывать и с пользой тратить заработанное, обеспечивая доход другим экономическим субъектам.
Постоянное снижение затрат, грошовая экономия, чисто ценовая конкуренция в ущерб качеству и собственной прибыли – это путь в никуда, в ловушку всеобщей бедности и скукоживания рынка, на котором никто ничего не может ни купить, ни продать. Выйти из этого заколдованного круга можно двумя способами. Первый – это мощный экстенсивный рост, прилив, который поднимает все лодки. В наших условиях, когда новых рынков нет и взять их неоткуда, это, наверное, можно организовать, если ликвидировать дефицит денег в экономике эмиссионными средствами. Но для этого необходимы твердое доверие к национальной валюте, привычка к минимальной инфляции и ювелирное манипулирование денежной и товарной массой, чтобы не свалиться в гиперинфляцию. Сейчас по такому пути пытаются идти США, а мы пока наблюдаем со стороны за их экспериментом.
Второй путь – жесткий госкапитализм образца Японии 60-х гг., Южной Кореи 70-х, Китая 90-х и «нулевых» или Советского Союза начала 50-х. Экономика фактически представляет собой огромную централизованную корпорацию, хотя некоторые ее элементы могут быть частными компаниями. Малый и средний частный бизнес (или артели как в Советском Союзе) действует на подхвате у гигантов, а также занимается удовлетворением потребительского спроса на товары и услуги. Причем над ним также осуществляется весьма жесткий государственный контроль.
Возможно, есть еще и третьи пути перехода из бедности к относительной зажиточности, а от последней – к всеобщему благосостоянию. Но грабить кого-то - не в наших традициях, а остальные применимы лишь для малых стран, которые для чего-то сильно понадобились более мощным соседям и получили с того профит. Но это точно не наш случай, да и вышло уже из моды строительство «сияющих витрин капитализма», а «боевых хомячков» теперь, наоборот, стараются держать злыми и голодными.
Кризис, спущенный с цепи коронавирусом, действительно необратимо меняет наш мир. И при этом сравнительно небольших усилий хватит, чтобы он покатился в том или ином направлении – иногда, весьма странном с нашей нынешней точки зрения.
ИИС Металлоснабжение и сбыт

Материалы по теме:
26/02/2021WSA: производство стали в СНГ за январь выросло на 4,5%
26/02/2021Японская Nippon Steel может снова сократить производство чугуна и стали
26/02/2021Будущее в прошедшем. Российский и мировой рынок листового проката: 16-24 февраля
25/02/2021ОМК: объём продаж в РФ за 2020 год вырос на 10%
25/02/2021Индия увеличила выплавку стали в январе на 7%

Версия для печати: http://www.metalindex.ru/news/tape/2020/06/15/tape_61657.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2021
Рейтинг@Mail.ru