Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Черная металлургия. Итоги полугодия («Доигрались?» и «Зачем нам столько?» как основные вопросы современной российской металлургии)

Китай: Восточная мудрость и «тонкий намек на толстые обстоятельства»
«Статистика знает все». Применительно к черной металлургии статистика говорит, что в 1-м полугодии 2007 г. мировое производство стали выросло (по сравнению с тем же периодом прошлого года) на 9,23% и составило 650,7 млн. т. против прошлогодних 595,7 млн. т. Задавать вопрос о лидере отрасли можно, наверное, даже бабушкам у подъезда - естественно, это Китай с более чем третью мирового объема – 237,5 млн. т. стали (плюс 37 млн. т. или 18,45% к первому полугодию 2006 г.). Темпы роста впечатляют. Производство только за июнь составило порядка 44,4 млн. т., что на 7,5% больше, чем в мае. Китайский лидер в производстве стали – Baosteel – в первом полугодии 2007 г. увеличил производство на 7,93% до 12,25 млн. т.
Естественно, всех интересует, куда «потекли» эти дополнительные 37 млн. т. жидкой стали. Попробуем разобраться. По данным Cisa (Китайской ассоциации производителей чугуна и стали), в первом полугодии поставки на внутренний рынок выросли на 18,13 млн. т. (достигнув 206,93 млн. т.). Даже с учетом расходного коэффициента «сталь на прокат» остается еще 16-17 млн. т. Сопоставляем с официальными данными об экспорте за этот период – все сходится, 33,81 млн. т., прирост на 97,7 процентов. На мировые рынки дополнительно выброшен объем проката, сопоставимый с половиной российского производства за первое полугодие 2006 г. Впечатляет, не правда ли? А если вспомнить, что российские металлурги продолжают наращивать объемы на существующих мощностях и строить новые, твердя с маниакальным упрямством про Олимпиаду в Сочи и строительный бум, так и совсем грустно становится.
Теперь о том, чего нам стоит ожидать от Китая во втором полугодии. Вышеупомянутая Cisa заявила, что, по ее оценкам, экспорт из Китая в 2007 году составит 51,6 млн. т. (прирост 20% к уровню 2006 г). Считаем – во втором полугодии они экспортируют всего 17,8 млн. т.? Протираем глаза и читаем дальше. Действительно, Cisa предсказывает снижение экспорта готовой стальной продукции во втором полугодии на 40-50% (по сравнению с первым полугодием), объясняя это политикой сдерживания экспорта. Неужели всем можно выдохнуть? Они озабочены сдерживанием растущего предложения на мировых рынках? Вам верится в альтруизм Китая? Нам – не очень, поэтому вспоминаем, что «Восток – дело тонкое», и ищем комментарии к этим цифрам. Вот, например, глубокоуважаемый генеральный секретарь Cisa, Luo Bingsheng в своих комментариях не исключает возможность роста экспорта во втором полугодии, «если производители увеличат темпы производства излишних объемов стали» (keep up their pace of producing excess steel), однако, в таком случае китайские власти «пойдут на дальнейшее ужесточение мер, направленных на сокращение экспорта». Морщим лоб и ищем черную кошку в темной комнате, надеясь, что к этому случаю китайская пословица неприменима. Нам кажется, что данный комментарий двусмысленнее и туманно-дипломатичнее, чем он стремится быть. С одной стороны, всему миру декларируется стремление ослабить напряжение на мировом рынке. С другой – нам, искушенным в чтении между строк передовиц о Пленумах ЦК КПСС (да и некоторых выступлений сегодняшних российских руководителей), понятно, что внутриполитический контекст этого комментария содержит прямой намек китайским производителям – пока полностью не обеспечите все потребности внутреннего рынка по каждому конкретному виду проката, будем всеми мерами препятствовать экспорту. Потом – пожалуйста. Ведь ни для кого не секрет, что одни и те же виды продукции Китай и экспортирует, и импортирует в силу либо большей прибыльности экспорта, либо географической удаленности ряда областей, либо невозможности произвести продукцию должного качества. Хотя низкое качество китайской продукции – это миф, которому осталось жить совсем недолго. Один из нас, побывав в Китае этим летом, может засвидетельствовать, что технологический уровень крупных китайских производителей уже превышает самые передовые комбинаты России. Так что импорт черного металлопроката в Китай, и так снизившийся до отметки 10 млн. т., благодаря политике властей и продолжающейся модернизации производства, в недалеком будущем совсем сойдет на нет. Больше всего пострадают от этого металлурги Японии, Южной Кореи, Тайваня. Уже по итогам 2006 года южнокорейский экспорт в Китай снизился на 14%, тайваньский - на 20%. О России, не могущей похвастаться высоким качеством своей продукции, и говорить нечего – экспорт в Китай в прошлом году снизился на 25%, то есть почти на 1 млн. тонн.
Россия и мир: «Подсчитали – прослезились»
В свою очередь, рост производства в 1 полугодии 2007 года продемонстрировала и Россия, выпустив 36,7 млн. т. стали (по данным ISII), тем самым превзойдя показатели января-июня прошлого года на 1,8 млн. т. или 5,16%. Объем производства проката черных металлов, по данным Минпромэнерго, вырос до 29,8 млн. т. (прирост на 1,1 млн. т. или 3,9%). Статистика, «знающая все», применительно к российской металлургии грешит отсутствием единой, точной и внятной методики учета, в чем с нами согласится любой маркетолог-аналитик. Поэтому остается гадать – либо опять товарную заготовку не сочли «прокатом черных металлов», либо действительно расходный коэффициент «сталь на прокат» составил 1.232 кг/т., от чего хочется посыпать голову пеплом и призвать всех производителей «закрыть лавочку» и прекратить кричать на весь мир о возрождении российской металлургии. (Для сравнения – любые усредненные расчеты соответствующего показателя металлургии Китая дают величину, не превышающую 1.090 кг/т!).
Оставив эмоции, посмотрим на экспорт черного металлопроката из России. Возможно, здесь мы увидим рост и успокоимся? Читатель, причастный к российской металлоторговле, наверняка горько усмехнется нашей «наивности». Согласно официальным данным ФТС, за 1-е полугодие 2007 года экспорт черных металлов (без чугуна, ферросплавов и лома) снизился (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года) на 6,62 %, т.е. на 1 млн. тонн. Причем экспорт плоского проката из углеродистой стали сократился на 21,5%(!), чугуна – на 10,41%. Вместе с тем, экспорт железной руды и концентратов увеличился на 12,05%, ферросплавов – на 15,64%. Налицо понижение статуса даже в привычных рамках «сырьевого придатка мировой экономики».
По той же статистике ФТС оценим объемы импорта в РФ. Увы, и здесь радоваться нечему. Импорт (опять-таки без чугуна, ферросплавов и лома) вырос на 1,35 млн. т. (78,12%) к первой половине прошлого года. Более того, анализ сортаментной структуры импорта показывает более чем 50%-ный рост как плоского проката (из Китая и Южной Кореи), так и сортового (в основном, прутков) – из стран СНГ и Турции.
Подсчитываем и готовимся прослезиться. Рост производства плюс снижение экспорта плюс рост импорта – в итоге имеем плюсом к первому полугодию 2006 года почти 3,5 млн. тонн. Сравниваем с данными Минпромэнерго о внутреннем потреблении готового проката черных металлов за январь-июнь 2007 г, и видим в них увеличение всего на 2,3 млн. т. (15,7%). Где еще почти 1,2 млн. т., спрашивается? Нелегальный экспорт? Машинами по бездорожью в страны СНГ? Увольте, не в таких объемах и не в наше время. Методика расчета внутреннего потребления и ошибки статистики? Доля истины есть, причем и наш расчет очень приблизителен и условен, но, как вы понимаете, «измерить стаканами объем мирового океана» – не цель данной статьи.
«Так где же все-таки этот миллион с лишним тонн?» – спросят у нас те читатели, которые не имеют прямого отношения к торговле черными металлами в России. Чтобы «не ходить к бабке», посоветуем им, во-первых, проехаться по складам российских металлотрейдеров (либо обзвонить их) и убедиться, что практически весь ассортимент традиционно дефицитной летом металлопродукции сегодня в изобилии (а точнее – в избытке) имеется на складах, а во-вторых, посмотреть на нижеследующий график. Он представляет собой сводный индекс цен «топ-двадцатки» российских трейдеров на основные виды металлопродукции в Центральном регионе. Шкала ординат – не рубли, а величина индекса в пунктах, рассчитываемая с учетом доли каждого вида металлопроката в общем объеме потребления. Мы намеренно не стали ограничивать временную протяженность этого графика строгими рамками полугодия (вертикальная черта), чтобы продемонстрировать вам продолжающееся с начала июня падение цен на рынке Центрального региона, как самого показательного и финансово емкого.
Россия: «Рынок потребителя? Ущипните меня, я проснусь!»
Так что же приключилось? Никогда за последние полтора десятка лет в России не было продолжающегося ВСЕ КАЛЕНДАРНОЕ ЛЕТО снижения цен на массовые виды черного металлопроката. Причины глобального характера (Китай, снижение экспорта и рост импорта), лежащие на поверхности, мы кратко рассмотрели выше. Рассмотрим теперь наши, внутрироссийские причины затоваривания рынка черных металлов.
Как известно, основными секторами потребления металла в России на данный момент являются ТЭК, машиностроение и строительный сектор. Планомерно увеличивающееся потребление в первом секторе стабильно и заранее прогнозируемо металлургами в силу длительности производственных циклов (до конечного продукта потребления) и обеспеченностью финансами. Машиностроение в целом в течение 2006 года потихоньку выбралось из глубочайшей ямы благодаря проведенной консолидации активов (во многих случаях – с благословления государства), а также росту потребления со стороны самих металлургов, активно начавших модернизацию существующих мощностей и строительство новых. Казалось бы, все пока замечательно. Но не следует забывать, что машиностроение и ТЭК потребляют в основном легированный качественный прокат с узкоспецифическим кругом применения, который никто из трейдеров по доброй воле никогда на склад покупать не будет без договоренности с конечным потребителем. А вот строительный сектор – совсем другая история. Ему как раз нужны массовые марки и профилеразмеры. Соответственно, и трейдеры знают – «не купят сейчас – купят потом, никуда эта арматура не денется». Тем более летом, когда и отапливаемый склад не нужен. И к росту цен в период лета-начала осени все участники рынка (и производители, и трейдеры) настолько привыкли, что это считалось чем-то априорным и аксиоматичным.
Ан нет. И на старуху бывает проруха. Не хотим бить себя в грудь, но ссылку на наш прогноз от 9 апреля 2007 г. все-таки приведем (www.metalindex.ru/express/express_7.html). Еще тогда, в разгар весны и всеобщего ажиотажа на фоне резкого роста отпускных цен производителей, мы предупреждали о падении индекса жилищного строительства в США (сегодня мы наблюдаем обвал этого рынка и многочисленные банкротства ипотечных компаний), о перетекании средств инвестфондов из этого сектора в металлургию (приведшего к спекулятивной вакханалии на LME, закончившейся запретом сделок без обеспечения реальным металлом), а также о появлении в Европе дешевой китайской арматуры. Уменьшение объемов потребления в США и, соответственно, возникновение избыточного предложения в мире не было воспринято как реальная угроза участниками российского рынка. А зря. Возможно, сыграл свою роль стадно-инерционный эффект, привычка, но трейдеры с апреля начали скупать все, что могли им предложить производители, опасаясь звучавших обещаний резко поднять цены с мая. Обещания производители выполнили. Несмотря на это, в мае ажиотаж продолжился. Закупились все, кто опоздал к апрельскому дележу «портфелей заказов». А со второй декады июня трейдеров начали посещать мысли типа: «И что? Склад полон, а денег нет. И ураганного спроса не видно».
Необходимо упомянуть также о том, что «медвежью услугу» многим трейдерам оказала легкость получения кредитов, явившаяся следствием высокого уровня взаимопроникновения мировых финансовых рынков и вышеупомянутого оттока средств из рынка недвижимости США. Многие из трейдеров «сидят на игле» кредитных линий. В этих условиях снижение оборачиваемости сильно бьет по карману. Волей-неволей приходится минимизировать прибыль и снижать цену, чтоб распродать склады. В результате имеем вышеупомянутое постоянное снижение складских цен.
Хотим сразу ответить на возможные возражения тех, кто привык оценивать ценовую конъюнктуру по ценам производителей, а не трейдеров – дескать, «не стоит обращать внимание на эти 200-300 рублей вверх или вниз, производители цены не снижали, а вся эта мышиная возня недостойна пристального внимания». Ну, во-первых, речь идет уже не о сотнях, а о тысячах рублей. А во-вторых, не в этом году, господа. Еще год-два назад мы были бы с вами абсолютно согласны, рынок диктовал производитель. Но в этом году мы даже по итогам полугодия увидели избыток металла в России. «То, о чем так долго говорили» – о рынке потребителя – «свершилось!» Но, было бы радостно, если б не было так грустно. Трейдерам, так радоваться совершенно нечему – какие они, к чертям, потребители? Так, прослойка между молотом и наковальней, которую в сложных условиях выдавят, как горчицу из тюбика и выбросят за ненадобностью. Кому нужна горчица после ужина? А ужин, то есть пир металлургов сегодня плавно переходит в стадию лихорадочного подъедания свитой (уровня менеджеров среднего звена) крошек на скатерти. Конечно, «свите среднего звена» трейдеры нужны по вполне понятным причинам материального характера, что вполне объясняет некоторую медлительность крупных холдингов в реализации планов по «смычке города и деревни», т.е. производителя с конечным потребителем. Тем не менее, приходящая на ум строка Маяковского «Кончилось ваше время!» в нашем случае применима как раз к трейдерам, а не к производителям, про которых – отдельная песня.
Российские «перепроизводители»: за что боролись, на то и напоролись
Теперь давайте проанализируем действия наших производителей, которые впервые в жизни попали в шкуру «перепроизводителей», простите за речевую вольность. Что привело их к столь безрадостному положению? Ответ лежит на поверхности – ни один из плановых бюджетов (на 2007 год) любого из металлургических холдингов не обошелся без дополнительных объемов продаж, вызванных ожиданием «строительного бума» вследствие продекларированных федеральных программ по ипотеке и «доступному жилью», а также уверенностью в неизбежности Олимпиады в Сочи. Только почему-то каждый из производителей был уверен, что победит в конкурентной борьбе именно он, или, по крайней мере, заранее отводил себе львиную долю рассчитываемого прироста потребления. Сыграли свою роль и «наполеоновские амбиции» владельцев холдингов, заложниками которых стали маркетологи – те из них, кто пытался опустить своих руководителей с небес на грешную землю, быстро получили по шапке и покорно исправили свои прогнозы в угоду «небожителям».
И вот наступил апрель. Теплый апрель, как вы помните. Обычно апрель был более или менее тихим месяцем (в плане активности на рынке), когда закупались только те трейдеры, кто имел достаточно денег, чтоб безболезненно заморозить их на пару месяцев и сорвать банк. А в этом году с чьей-то подачи было решено, что раз так тепло, то самое время начинаться «строительному буму». И началось. Если кто не знает, откроем тайну – практически все руководители сбытовых служб предприятий-конкурентов прекрасно друг друга знают и часто созваниваются, особенно весной и летом. Естественно, подача информации идет дозировано, заранее оценивается то, что собеседник может знать из других источников (чтоб не попасть впросак с явной ложью – это моветон и «потеря лица»), самое важное чуть искажается в нужную сторону, заранее определяется, какую из своих карт можно раскрыть, чтобы в ответ получить интересующую тебя информацию. Целое искусство, между прочим. А после разговора проводится коррекция полученной информации – в чем и на сколько собеседник слукавил (исходя из того, как бы на его месте слукавил ты сам). Так вот, в апреле, по нашему мнению, объективных причин для роста спроса было немного, просто в ходе подобных бесед возобладал бездумный оптимизм. А трейдеры, тоже подогретые этим пресловутым «строительным бумом», слопали крючок вместе с наживкой и кинулись открывать заказы.
Дальше – хуже. Благоприятная ценовая ситуация, складывающаяся на российском рынке по сравнению с мировым, способствовала тому, что производителям выгоднее было поставлять продукцию на внутренний рынок. Ради сиюминутной выгоды началось сокращение экспорта, на радость китайцам, туркам и прочим румынам. При этом наши холдинги напрочь позабыли о том, что вернуться назад на мировые рынки – куда сложнее, чем сохранять существующие экспортные поставки. Потеря конечного зарубежного потребителя далеко не всегда отыгрывается обратно ценой «минус пять долларов от цены конкурента». Особенно если потребитель после ухода от российского производителя получил улучшение качества и снижение собственного расходного коэффициента при переделе. Более того, неоправданно повышенные отечественными металлургами цены привлекли на российский рынок металл из Турции, Китая, Украины, Румынии, «дружественной» Белоруссии и даже Японии. Как говорится, «за что боролись, на то и напоролись». Как результат своей «дальновидной» политики производители получили рост импорта за полугодие на 1,35 млн. тонн, избыток металла внутри страны, снижение цен и забитые до отказа собственные склады и ТСЦ (да-да, речь уже не о трейдерах)! И это в разгар лета! Кстати, про снижение цен. Вернемся к возможному возражению, что цены предприятия не снижали. Цены в прайсах для общего употребления – да. Но мы имеем основания утверждать, что прайсы под грифом ДСП либо документы, фиксирующие шкалу возможных скидок, летом менялись неоднократно. Побуждающим фактором для этого во многом явилось обнародованное 30 мая стратегическое решение «Мечела» о расширении филиальной сети своего оператора складской торговли ООО «Мечел-Сервис». Чтобы не повторятся, приведем выдержку из прогноза нашего сайта от 7 июня. (Полный текст см. www.metalindex.ru/express/express_20.html).
«Генеральный директор ООО "Мечел-Сервис" Андрей Пономарев упомянул о том, что «имея разветвленную сеть подразделений и значительный складской запас, "Мечел-Сервис" способен в полной мере удовлетворить потребности конечных потребителей металлопродукции минуя посредников». Означает ли это, что отныне «Мечел» прекратит отгрузки рядового проката сторонним трейдерам? Куда будет продан ранее предназначавшийся им объем металла (и весьма немалый, по нашим оценкам, 30-50 тыс. т.)? На экспорт? Чтобы усугубить описанную нами выше тенденцию по снижению цены? Вряд ли. В «Мечел-Сервис»? Сможет ли он переварить свалившееся на голову «счастье»? Сможет. Но маркетинговые войны, в частности, «захват» чужих заказчиков, бесплатными не бывают. Придется чем-то жертвовать во имя победы. Стратегий всего две – консигнация либо скидка. Иного еще никто не придумал. Предоставлять отсрочку платежа при отгрузке машинными нормами рискованно, замучаешься потом долги собирать. Следовательно – скидка. Сколько? <...> Какой путь выберет сбыт «Мечела» (в руководстве которого, по непроверенным слухам, идут кадровые изменения) – вот вопрос. Пока же трейдеры сообщают о резко возросшем количестве автомашин у складов «Мечел-Сервиса».
Время показало, какой путь выбрал «Мечел». Стратегически для компании это решение, без сомнений, является правильным – был сделан реальный шаг по пути вытеснения трейдеров с рынка и изъятия части их прибыли в свою пользу. Но для отрасли в целом это сыграло крайне негативную роль, особенно если учесть время обнародования этого решения. В феврале или марте трейдеры успели бы переориентироваться на других производителей. В июне же это привело к настоящей панике среди трейдеров и, в совокупности с недостатком спроса и избытком предложения, стало катализатором падения цен, а также причиной роста поступления на внутренний рынок импортного металлопроката. Весьма наивно было бы полагать, что трейдеры, прежде покупавшие продукцию «Мечела», послушно поднимут лапки вверх и объявят о банкротстве. Естественно, они нашли металл у других поставщиков, в том числе и зарубежных.
Весьма любопытно, как поведут себя производители в условиях избытка металла и необходимости борьбы за потребителя. Опыта работы в этих условиях у них – ноль целых, ноль десятых, так как ни в советское, ни в пост-перестроечное время с подобной ситуацией никто не сталкивался. Сразу скажем, что трейдеры, не имеющие достаточной степени аффилированности с конечным потребителем, объектом вышеупомянутой борьбы являться наверняка не будут. Отговорки типа «наша компания – финансовый оператор сделки» актуальность потеряли – денег в стране с избытком, и производители готовы будут сами отдавать металл интересному для них конечному потребителю на условиях консигнации. Мелкие потребители прямым ходом отправятся на ТСЦ, коих тот же «Мечел» обещает открыть столько, что скоро «Пятерочке» завидно станет. Гораздо любопытнее промежуточный вариант – если производителю металла потребитель интересен, а самому потребителю (точнее, его владельцам) глубоко плевать на разницу, скажем в 500 рублей на тонне, настолько мала доля этих затрат в его структуре себестоимости. Как-то не укладывается в голове картина: sales-менеджеры топ-компаний черной металлургии наперегонки летают в командировки, чтоб «за рюмкой чая» уговорить снабженца покупать металл именно у них. И за чей счет «бой посуды» в этом случае? Хотя на самом деле еще занимательнее рассмотреть стратегические планы развития российских металлургов.
Проекты российских металлургов: «Да сколько ж можно?»
Теперь о том, о чем просто уже не хочется писать (и без нас уже гигабайты написаны), но без этого наш обзор будет неполным. Набившая оскомину новостная тема – кто из металлургических компаний, где, и какой завод строит или собирается строить. «Какой планируется объем производства в год? Да Вы что? Тоже миллионник? Что будете производить? Арматуру? Какая оригинальная идея! И где? Тоже рядом с Сочи? Нет? Ну, слава Богу! Только Вас там еще не хватало! А где тогда? На Урале? То есть «Мечел» и Магнитку Вы предварительно взорвете или как?». Простите нас за эмоциональность, но складывается впечатление, что все отделы стратегического планирования этих компаний лечились в одной больнице. Мы не верим в счастливую и рентабельную жизнь почти всех из новых проектов. Грубый подсчет показывает, что в результате строительства новых заводов страна в течение 2008-2010 гг получит дополнительно 16 млн. т. стали в год. Плюс Казахстан – с ожидаемым приростом производства в 650 тыс. т. арматуры и 400 тыс. т. фасонного проката. Плюс Узбекистан – 750 тысяч тонн стали в год. Плюс Грузия – примерно 100 тыс. т. одной только арматуры для Сочи. «Мечел» на «Ижстали» собрался увеличить производство на 300 тыс. тонн проката в год, в том числе катать арматуру. «ЭСТАР» твердит о производстве арматуры на Златоусте. И т.д. и т.п. Ну не нужно стране столько металла, нам прироста в 3,5 млн. т. за полгода хватило, чтоб рынок зашатался! Даже если сохранятся сегодняшние темпы роста потребления всех видов металлопроката, прирост к 2010 году составит всего порядка 12 млн. т. в год, причем это не только арматурного проката. Да еще потеряем казахский рынок – на миллион тонн экспорт уменьшится. Квоты с Украиной почти подписаны на 300-400 тыс. т. арматуры в год – тоже минус из прироста потребления. Так зачем нам столько металла? Согласны, нужно будет строить Сочи. А потом? Хоть потоп? Или мы недооцениваем перспективы строительной отрасли?

«Строительный бум»: когда же, наконец?
Вернемся к рассмотрению проблем потребляющих отраслей, начатому в третьей главе нашей статьи. Как известно, Президентом России поставлена задача перед строительным комплексом по ежегодному вводу 80 млн.кв.м. жилья, с приростом в дальнейшем по 1 кв. м на человека в год (т.е. свыше 140 млн. кв. м исходя из данных национальной переписи). В первом полугодии введено в эксплуатацию 21,2 млн.кв. метров жилья, что на 34% превышает результаты прошлого года. На первый взгляд, цифры обнадеживающие. Но, если в 1 полугодии 2006 года из общего объема введенного жилья в 15,7 млн. кв. м. на долю стройкомплекса пришлось 8,24 млн., а 7,46 млн. было введено населением за счет собственных и заемных средств, то в 1 полугодии 2007 года строители ввели 10,8 млн., остальные же 10,4 млн. введены населением. Таким образом, доля индивидуального строительства, в котором не требуется значительных объемов массовых видов металлопроката, выросла на 39,4%, тогда как доля жилья, возводимого стройкомплексом, выросла всего на 31%.
Далее. По прогнозам аналитиков, в этом году будет введено около 60 млн.кв.м, что на 20% превысит прошлогодний уровень в 50 млн. кв. м. Но это только прогнозы. В реальности же пока бума в строительстве не наблюдается. Лидером по количеству введенных квадратных метров в первом полугодии является Центральный федеральный округ, в котором основную долю составляют г. Москва и Московская область. Но, при этом в Московской области будет введено примерно то же количество жилья, что и в прошлом году – 6,7 млн. кв. м. (в 2006 году 6,5 млн. кв. м). Не прогнозируется значительного роста и в Москве. Вообще, по мнению аналитиков рынка недвижимости, Москва и область достигли предела ежегодного ввода жилья. Много ли у нас платежеспособных граждан, которым московское жилье по карману? Те, кто мог себе это позволить – давно уже купили квартиры, сдают их или ждут, чтобы выгодно их продать, строят дачи. Основной же массе населения даже ипотека не может помочь.
В начале этого года СМИ были полны рассказов о том, что в России достаточное количество граждан, которым пока «чуть-чуть» не хватает на ипотеку и которые выжидают снижения процентных ставок. И в скором времени они готовы будут выйти на рынок. Смогут ли они выйти на рынок теперь, когда банки не только не уменьшат проценты по кредитам, но и, возможно, увеличат их в свете последних событий на американском ипотечном рынке? Стоимость кредитования хоть и немного, но увеличится, число потенциальных покупателей уменьшится. По признанию руководителя Федерального агентства по строительству и ЖКХ Сергея Круглика, доступность жилья по результатам прошлого года резко упала – «люди очень осторожно стали относиться к первичному рынку, чтобы отложить как можно дальше риски. Это повлекло за собой рост цен на вторичном жилье».
Хотя, если национальные программы доступного жилья заработают, как планирует государство, потенциал для строительства есть. Если московский рынок в последнее время стагнирует, то отстающие от него на несколько лет региональные рынки, продолжают идти вверх. В крупнейших российских городах ощущается недостаток предложения, увеличивается спрос на жилье и продолжается рост цен. Наиболее активно развиваются Приволжский и Южный федеральные округа, которым, несомненно, придаст новый импульс Олимпиада в Сочи. Кроме того, Росстрой в рамках программы «Доступное и комфортное жилье гражданам России» отобрал 22 строительных мегапроекта. По словам Сергея Круглика, в основном (на 70–80%) – это малоэтажные строения, причем спроектированные по самым различным технологиям, и соответственно, с различной степенью металлоемкости.
В итоге мы видим, что ожидание строительного бума, вызванного развитием ипотеки, в текущем году было напрасной тратой времени. В очередной раз мы «хотели, как лучше, а получилось, как всегда» и попутно наломали дров на рынке рядового металлопроката. Даже эти 22 проекта не смогут кардинально улучшить в этом году ситуацию со спросом. Благодаря традиционной инертности наших властей, реализация проектов начнется не раньше октября. Кроме того, надо понимать, все они рассчитаны не на один год. Например, на строительство комплекса «Большое Домодедово» уйдет не менее 10 лет.
Но не все так печально. Заверения Сергея Круглика о серьезной готовности бизнес-структур к участию в строительных мегапроектах, наводят на мысль о том, что круг причастных лиц, отвечающих всем «требованиям текущего момента», уже определен. Следовательно, строить будут, несмотря на все сложности с ипотекой. А как иначе – в следующем году выборы, так что дома и дороги обязательно будут строить. Можно даже предположить, что банкам, финансирующим проекты, предоставят государственные гарантии. А что? Выкупить непроданное жилье и отдать очередникам – хороший ход для предвыборной кампании. Стабфонда хватит.
Перспективы: не важно – «кто виноват?», главное – «что делать?»
Подытоживая все вышесказанное, считаем необходимым заострить внимание российских металлургов на следующих выводах:
• Российским холдингам пора «спуститься с небес» и пересмотреть свое отношение к внутреннему рынку, которое пока еще характеризуется фразой: «Что хочу – то ворочу». Практика недостаточно просчитанного совместного «задирания цен» на удачу ради получения «медальки на грудь и бонуса в карман» себя изжила. Дозадирались.
• На повестке дня – более внимательное отношение к иностранным конкурентам со стороны производителей, их торговых домов и управляющих компаний. Текущий год показывает, насколько недооценена была угроза импорта. Придется увеличить командировочные расходы, направлять сбытовиков (а вместе с ними – и технологов) в дальнее зарубежье для оценки экспортных возможностей и качества продукции иностранных конкурентов.
• И напоследок, как бы тривиально это не звучало – без масштабной модернизации производства и соответственного снижения себестоимости продукции нам на рынках будущего делать нечего.

Прим.: Отредактированный вариант этого материала напечатан в журнале "Национальная металлургия" №4 2007

МеталлИндекс (аналитический проект интернет-портала Металлопрокат.Ру)
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/news/totals/ferrous/ferrous_45.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2019
Рейтинг@Mail.ru